Посмотреть все туры 2018
Контакты

+7 499 653-90-19

Обратный звонок

Оставьте контактные данные, мы перезвоним
и ответим на все ваши вопросы


Please leave this field empty.

Ваше имя

Телефон

E-mail

Новости и акции

О языках Дагестана

Село Согратль, Дагестан. Фото: Эльдар Вагабов

Село Согратль, Дагестан. Фото: Эльдар Вагабов

Ольга Орлова, ведущая программы «Гамбургский счет», расспросила Сергея Татевосова, докт. филол. наук, профессора МГУ имени М. В. Ломоносова.

Дагестан — удивительная территория. Представьте себе, что все индоевропейские языки сосредоточились на территории размером с Московскую область, и у нас было бы, например, несколько деревень, которые говорят по-английски, несколько деревень, которые говорят по-русски, какие-то выселки, где живут балтийские языки, городок с прилегающими селениями, где говорят на хинди. Примерно таков Дагестан.

Экспедиция в Мегеб

— Помните вашу первую экспедицию?
— Шел 1990 год. Я тогда был студентом третьего курса. Мы приехали в дагестанское село Мегеб. Даргинское село в окружении аварских и лакских сел. На следующее утро появилась местная девушка и сказала: «Комсомольская организация села приглашает комсомольцев МГУ вечером в клуб, чтобы поговорить про деятельность комсомола на современном этапе». Мы пришли в роскошный сельский клуб: дубовые панели, люстры и огромные портреты Ленина и Сталина по краям сцены. Уже несколько лет бушевала перестройка, прошел и закончился первый Съезд народных депутатов СССР. Я уже год как не состоял в комсомольской организации. Вот-вот всё рухнет, а тут Ленин, Сталин и комсомол. Это было невероятно трогательно.
— А как даргинцы общались с соседями? Вокруг были лакцы?
— Больше аварцы.
— Аварцы и даргинцы — они совсем друг друга не понимают?
— Ни малейшим образом. Эти языки далеки, как хинди и английский.
— Как они между собой общались?
— Главным образом по-русски. Но многие знают аварский. Языковая ситуация в Дагестане сложная. Официально там, насколько я помню, признается 26 языков. Но там как нигде сложно определить, где кончается язык и начинается диалект. И тут вступают в действие разные политические соображения. Даргинский язык, например, считается единым, хотя на самом деле, может быть, правильнее его анализировать как конгломерат отдельных языков, близкородственных, но уже разошедшихся достаточно, чтобы признавать их отдельными языками. Различия между тем, что в даргинском называется диалектами, никак не меньше, чем между русским и украинским, и уж точно больше, чем между русским и белорусским. Но если признать за диалектами статус отдельных языков, численность даргинцев значительно уменьшится. И это повлечет большие политические риски.
— Где-то еще такое случалось?
— Нечто похожее было с татарским языком. По-моему, собирались в какой-то момент признать язык крещеных татар отдельным языком. И это породило ровно те же трения. Сразу заискрило, сразу появились люди, которым от этого стало тревожно.
— Лингвисты могут выступать экспертами в таких случаях? Когда хотят принять политическое решение, обращаются к Вам?
— Не то чтобы я слышал о таких случаях в последнее время. Вроде бы в советское время ситуация была другая, но была и государственная политика: все, кто тогда сдавал обществоведение, помнят, что в билетах был вопрос «языковая политика и языковое строительство». Когда у тебя строительство, тебе нужны строители, каменщики, стропальщики. Нужны и те, кто материал подносит. Так что мнение специалистов тогда, кажется, все-таки каким-то образом звучало и учитывалось при принятии решений.

Лингвистика и политика

— Вы сторонник государственного языка в многонациональном государстве?
— Я не вижу в нем ничего опасного. Что такое государственный язык? Это язык, на котором государство общается со своими гражданами. Он должен быть языком, который граждане по крайней мере понимают. Это язык, на котором государство пишет свои документы. Трудно себе представить, чтобы Управление внутренних дел Чукотки, например, посылало в головное ведомство отчет о профилактике правонарушений среди несовершеннолетних на чукотском языке. Государственный язык — это язык, на котором разные части государства общаются друг с другом. В том, что он есть, нет ничего плохого до тех пор, мне кажется, пока не появляется у кого-то ощущение «это не мой язык — значит, это не мое государство». Государство должно присматривать, чтобы такие ощущения ни у кого не появлялись. Когда ты аварец, а у тебя в телевизоре показывают сериал по-русски, ты этого, скорее всего, даже не замечаешь. А вот когда до твоего слуха доносятся неприятные слова, сказанные на русском, может быть, ты начинаешь осознавать, что они именно на русском. Русский язык не должен нести опасные, болезненные, оскорбительные смыслы…

Постскриптум

— Вы помните самый странный обычай, с которым Вам приходилось сталкиваться, когда Вы ездили в экспедиции при описании языков?
— В прошлом году я принял участие в шаманском обряде. Я теперь хорошо знаю, чем питаются духи, благосклонность которых надо снискать. Это чайная заварка, конфеты, молоко и водка.
— Экспедиция Вашей мечты?
— Я бы хотел вернуться в Дагестан. Там есть языки, которые не описаны практически совсем. Может быть, когда-нибудь удастся.
— А приходилось ли Вам сталкиваться с таким языком, где отсутствуют какие-то базовые понятия из нашей системы ценностей — любовь, добро, зло, смерть?
— Думаю, что нет. Я, по крайней мере, не знаю. Языки говорят про один и тот же мир. И кажется, несмотря на все различия, они говорят о мире почти одно и то же.

Теги: